Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *
Reload Captcha

Какой тариф, такая и электроэнергия

Генеральный директор РУП «Черноморэнерго» Аслан Басария на пресс-конференции в пресс-центре Абхазского телевидения рассказал о существующих проблемах, с которыми сталкивается энергетическая отрасль республики.

В первую очередь, это дефицит воды в водохранилище и потреблении электроэнергии Абхазией. Приток воды в Джварское водохранилище зависит от климатических условий. Речь идет о таянии снегов (в горной местности). Аслан Басария пояснил суть: «Такой критической ситуации, как не выпадение осадков вначале этого года не было с 1978 года. В среднем, в декабре прошлого года у нас в секунду приходило около 70 кубов. В этом году речь идет о 20-25 кубов в секунду. На сегодняшний день выработка комплекса ИнгурГЭС с января по ноябрь составила 3 миллиарда 807 миллионов киловатт часов. В прошлом году на тот же период выработка составляла 4 миллиарда 496 миллионов киловатт часов, то есть меньше на 687 миллионов киловатт часов. По нашим расчетам потребление Абхазии с декабря до 1 апреля составляет порядка 780 миллионов киловатт часов. Выработка Ингур ГЭС и перепадной ГЭС – порядка 500 миллионов часов вместе с притоком. Дефицит равен 270 миллионов киловатт часов. Для сравнения, в сутки, в зимний период Абхазия потребляет 8-9 миллионов киловатт часов. Фактически, по этим подсчетам, с января будущего года нам уже надо получать переток из Российской Федерации. Если этого не произойдет, январь месяц мы поработаем на той воде, которая есть,  фактически, воды хватит на полтора месяца, Ингур ГЭС остановится».

Чтобы пройти этот период времени веерными отключениями, каждый потребитель должен оставаться без электроэнергии порядка 8 часов в сутки, и это должно продлиться 3 месяца. Он подчеркнул, что такой сложной зимы за последние пять лет не было. То есть, по количеству воды и по количеству электроэнергии, которую может сгенерировать Ингур ГЭС.

Правительство занимается решением этого вопроса с российской стороной. Басария выразил надежду, что вопрос быстро решится: «Восемь часов в сутки без света – это не значит, что нон-стоп, а по два часа. Но, когда у нас происходят веерные отключения, при включении оборудования, у нас происходят аварии в слабых местах, на низкой стороне в распределительных сетях. И это не значит, что люди останутся только на 8 часов без света, потому что будут происходить аварии. Их нужно локализовать, а аварии будут повсеместно, так как качество наших сетей всем известно. Там, где проведены работы – там все в порядке, но там, где работы не проведены, будет возникать проблемы: горят трансформаторы, перегреваются провода, соединения. Для того, чтобы локализовать эти аварии, надо обладать аварийным запасом. К сожалению, этой зимой очень сложно с аварийным запасом, это обусловлено тем, что сложная ситуация с финансированием».

Генеральный директор РУП «Черноморэнерго» Аслан Басария объяснил, почему происходят аварии, верные отключения. Причина - в низком тарифе, таких цен нет нигде в мире. «Что такое цена и тариф – это те деньги, которые вкладываются в энергосистему для проведения работ, строительства новых линий, строительства подстанций и правильной эксплуатации энергосистемы. По энергетическим нормативам, в РУП «Черноморэнерго» должны работать порядка 4 500 человек. Но сегодня работает 1300 человек, так как нет возможности набирать людей. Для прохождения зимнего периода нам требуется порядка 70 миллионов рублей – только на устранение аварий. Тариф у нас занижен, его не хватает для проведения работ. Благо, есть Инвестпрограмма, но это точечные мероприятия, они целевые, и мы должны именно там провести эти работы. Этого тоже недостаточно. Есть страны, где государство компенсирует затраты, то есть платит энергоснабжающей организации.  Но у нас и это не происходит. То есть требования есть, а оплаты нет. Более того, даже за такой заниженный тариф, фактически, не платят, в первую очередь физические лица».

Что касается льготников, то за них платит государство. Он сообщил, что в год РУП «Черноморэнерго» недополучает порядка 52 миллионов рублей, при этом общая дотация из бюджета равно 15 миллионов рублей в год.

Аслан Басария напомнил о проверке Контрольной палаты, в ее отчете отмечается, что тариф занижен. Вопрос тарифа не в компетенции РУП «Черноморэнерго», это прерогатива Кабинет министров. «Мы ждем, что уполномоченный орган разработает методологию расчета тарифов на электроэнергию. По самым скромным подсчетам РУП «Черноморэнерго», если мы возьмем заниженный тариф 1 рубль, то государство должно будет доплачивать около 1 миллиарда рублей. Сегодня у нас средний тариф 38 коп., из которых мы собираем порядка 22 коп. При среднем тарифе по Абхазии 2,5 рубля, и это будет тариф ниже, чем в соседних странах, в этом случае собираемость будет порядка 4 миллиарда рублей. А у нас в год собираемость 360-370 миллионов рублей. Как платим и сколько сегодня тариф стоит, такое и качество электроэнергии», - подчеркнул он.

На вопрос, планируют ли восстановить малые ГЭС, Аслан Басария ответил, что для этого нужны деньги на строительство, эксплуатацию. «Тот, кто построил, хочет продать эту электроэнергию, то есть надо купить электроэнергию. Сегодня электроэнергия, которую производит Ингур-ГЭС, мы получаем бесплатно. Но тарифа, который существует, не хватает даже для транспортировки этой энергии с ИнгурГЭС до конечного потребителя. Если мы не можем создать тарифы для энергоснабжающей организации, то какая целесообразность строить объекты, если у них никто не купит эту электроэнергию? Более того, любой этот объект будет пользоваться нашими же сетями», - сказал Басария.

На пресс-конференции шла речь о том, что необходимо экономить электроэнергию, устанавливать счетчики. Потому что, как только у абонента появляется счетчик, он начинает экономить, потребляет меньше, чем потребляет сегодня. Но по словам директора «»Черноморэнерго», контролировать 108 тысяч абонентов при таких скудных ресурсах невозможно. Поэтому решением вопроса является на его взгляд следующее: «Нужно изыскивать возможности либо увеличением тарифа, либо субсидированием тарифа из бюджета государства для того, чтобы мы имели возможность проводить работы по реконструкции распределительных сетей, по установке современных приборов учета, которые отключаются в случае неоплаты, и у нас снижается нагрузка, потребляем меньше. Значит, в зимний период времени нам будет хватать количество энергии, которую выдают ИнгурГЭС и перепаднаяГЭС».

В 2018 года правительство Абхазии приняло решение о запрете на территории республики деятельности по майнингу криптовалют с использованием мощностей электроэнергетической системы страны. Недавно премьер-министр Валерий Бганба поручил активизировать работу по выявлению крупных майнинговых ферм и начать разработку нормативно-правовых актов, позволяющих определять лимитирование потребляемой энергии на каждого абонента, подключенного к сетям «Черноморэнерго».

Аслан Басария пояснил, что на территории Абхазии не запрещен майнинг, майнинг запрещен в сетях РУП «Черноморэнерго». «По нашим подсчетам, тех майнеров, которых мы знаем, они были включены недавно, приблизительно на 15 МВт, при потреблении Абхазии летом порядка 250 МВт, зимой – 450 МВт. Но есть майнеры, которых мы не можем обнаружить. Те, кого мы обнаружили – отключены. В некоторых местах мы можем физически их отрезать от сети, и мы уверены в том, что они не подключатся. Но в некоторых случаях они запитаны так, что на этих линиях в том числе сидит население. Мы не можем их отключить по высокой стороне, мы можем только отключить по низкой стороне. Либо у нас есть нечистоплотные работники, или не наши работники, которые могут запитать снова по низкой стороне. Сама сеть не автоматизирована. Если бы у каждого абонента, юрлица были бы современные приборы учета, и мы бы видели все онлайн, тогда мы могли обнаружить любую нагрузку, которая увеличивается более, чем 200-500 киловатт», - продолжил Басария.

При этом, юридических последствий для них не существует. Директор РУП «Черноморэнерго» сказал: «Давайте говорить откровенно, парламентское расследование было также связано с тем, что начали отключать майнеров. Но мы понимаем, что, если мы их не отключим, мы не сможем доставить электроэнергию обычным гражданам. Поэтому нам тоже нужно содействие, мы не всегда знаем, что где-то работает майнер».

Этот вид деятельности берет очень большое количество энергетических мощностей, но сколько именно, никто не знает.

Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены