Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *
Reload Captcha

Энергокризис не разрешим без реформирования «Черномрэнерго»

Чтобы «Черноморэнерго» выжил, и, соответственно, энергетический кризис был преодолен, необходимо менять форму собственности предприятия. На мой взгляд, на нынешнем этапе оптимальным был бы вариант преобразования госкомпании в государственно-частное партнерство.

 

Еще недавно, в 2019 году, когда графики отключения электричества еще не стали обыденностью, вся Абхазия потребляла два миллиарда киловатт. То есть мы укладывались почти тютелька в тютельку в те 40 процентов генерации Ингур ГЭС, которые по джентльменскому грузино-абхазскому соглашению получала республика.

Теперь выяснилось, что показатели 2020 года за один календарный год резко возросли на четверть – на 500 миллионов кВт. Абхазская экономика давно уже находится в режиме стагнации, и единственная причина столь резкого роста – майнинг.

 

В октябре прошлого года, то есть к тому моменту, когда Абхазия фактически исчерпала свою квоту генерации, решение о легализации майнинга со стороны правительства изначально выглядело если не диверсией, то как минимум откровенной авантюрой.

Нам обещали ежегодно 600 миллионов рублей доходов от майнинга, которые будут реинвестированы в энергосистему. Но кроме огромных убытков и доведения до ручки всего энергетического хозяйства, идея с легализацией майнинга ничего не принесла.

«Ошеломляющий» эффект от такого начинания обнаружился сразу. Правительство хоть и дезавуировало через пару месяцев свое решение, но джинн уже был выпущен на свободу из своей бутылки. Новый запрет никак не изменил тенденцию.  Потребление электричества ушло в рост с катастрофической для энергосистемы динамикой.

Сейчас в ночное время всю республику обесточивают на два часа по утвержденному энергетиками графику. При этом «Черноморэнерго» с прискорбием извещает граждан, чтобы они света в конце тоннеля не ждали. Ибо с окончанием курортного сезона экономить электричество придется по шесть часов в сутки.  

В общем, майнинг мы никак не победили. Президент Аслан Бжания еще зимой грозился уволить ответственных чиновников, если они в обозначенный двухнедельный срок не сократят общее потребление энергии по всей  стране до показателей 2019 года, но воз вместе с непугливой бюрократией и ныне там.

К чести президент он и сейчас озабочен энергокризисом. На этой неделе он вновь провел совещание с участием правительства, руководителей силовых структур, глав администраций городов и районов и, естественно, энергетиков. И вновь грозит увольнениями.

Но, чувствую, одного его настроя для борьбы с майнингом не достаточно. Ибо за редким исключением все остальные борцы борцами являются по номиналу. По факту они — бенефициарии майнинга в чистом виде.

Это касается как присматривающих за системой чиновников, так и обычных энергетиков. Если даже напрямую они не добывают крипту, свою выгоду с этого бизнеса в любом случае имеют.

Иначе сложно объяснить, каким образом вдруг где-то обнаруживается крупная ферма, когда вот уже полгода, как обычных граждан высокое начальство уверяет, что крупных ферм нет, а если кто и занимаются майнингом, то только в домашних условиях, и обнаружить его очень трудно.

Более того, эта вдруг найденная крупная ферма, после того, как прошла ее официальная фото- и видеофиксация, со всем своим оборудованием уже без победных фанфар перекочёвывает в другое место.

Похоже, эта имитация борьбы с порочным бизнесом будет вечной, естественно, до тех пор пока абхазская энергосистема не прикажет долго жить либо пока не насупит этот тревожный миг, и начнет серьезно перестраиваться.

 

Что надо делать

Какие бы меры сейчас правительство не предлагало, а речь в первую очередь идет о значительном повышении тарифов, без реформирования самого монополиста рынка — РУП «Черноморэнерго» — существующий кризис останется неразрешимым.

Главная проблема абхазской энергетической компании — это то, что она государственная. Какие бы усилия, даже самые выверенные, не принимал бы менеджмент компании, эффект будет близок к нулю.

Всему виной ментальное восприятие государственной собственности сложившееся за годы абхазской самостийности.

Государственное предприятие считается бесхозным. Доходы от него идут в карман начальства и рядовых работников, а убытки в полном объеме вешаются на само государство.

Такое настолько сильно пустило корни, что если даже в Абхазии легализуют наркотики и создадут госкомпанию по производству кокаина, она будет нерентабельной – начальство, конечно, в шоколаде, а предприятие на грани банкротства.

В общем, в перспективы госпредприятия «Черноморэнерго» при нынешнем положении дел и сложившейся ментальности я не верю. Думаю, и в руководстве страны особых иллюзий по этому поводу не питают, но боятся об этом открыто говорить.

И тем не менее, чтобы «Черноморэнерго» выжил, и, соответственно, энергетический кризис был преодолен, необходимо менять форму собственности предприятия. На мой взгляд, на нынешнем этапе оптимальным был бы вариант преобразования госкомпании в государственно-частное партнерство.

Лишь основанный на долгосрочном взаимодействии государства и бизнеса проект, при котором бизнес участвует не только в модернизации предприятия, но и в его последующей эксплуатации, способен преодолеть не только набившую оскомину майнинговую проблему, но и существующий энергетический кризис. 

https://jam-news.net

Оцените материал
(1 Голосовать)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены