Версия для печати

Еще раз по поводу госдачи в Пицунде.

Возможно, найдутся любители увидеть в озабоченности по поводу проекта Соглашения недружественные настроения по отношению к нашему стратегическому партнеру - Российской Федерации. На самом же деле, для тог, чтобы оберегать и ценить тесные и доверительные взаимоотношения Абхазии с Россией, необходимо проявлять особую аккуратность в таком чувствительном вопросе, как передача государственного объекта в собственность ФСО РФ. Особенно, если речь идет о крупном объекте, расположенном на особо ценных землях.

Информационная справка

17 апреля сего года из Администрации Президента РА в Народное Собрание РА для информирования депутатов было направлено Постановление Кабинета министров № 40 от 16.04.2021 г. «О проведении переговоров и о подписании Соглашения между Правительством РА и Правительством РФ о передаче в собственность Российской Федерации объекта на территории РА и порядке его использования». К Постановлению прилагался Проект Соглашения между Кабинетом министров РА и Главным управлением охраны РФ об использовании государственных объектов, расположенных в Пицунде. Проект подготовлен Госкомитетом РА по управлению государственным имуществом и приватизации и согласован с Министерством юстиции РА, Министерством финансов РА, Министерством экономики РА и иными органами государственного управления РА. Речь идет о передаче в собственность так называемой дачи Н.С. Хрущева.

Считаем данное решение поспешным и недостаточно продуманным. Складывается впечатление, что соглашение готовили в спешке, без проведения необходимых в таких случаях экспертиз и без анализа последствий подобного решения. 

Сторонники передачи данного объекта говорят о том, что он никогда не был собственностью РА – сначала принадлежал СССР, а затем – Российской Федерации. К сожалению, подобные аргументы свидетельствуют о незнании недавней истории. Еще в 1991 г. Постановлением Президиума Верховного Совета РА от 27 сентября «Об обеспечении экономической основы суверенитета Абхазии» все объекты общесоюзного и союзно-республиканского подчинения были переданы в собственность РА, в управление госорганов Абхазии. Позднее это решение было подтверждено и подкреплено Постановлениями Президиума Верховного совета РА от 6 марта 1992 г. и Народного Собрания РА от 19 июля 1999 г. В этих документах обосновывается особая значимость обеспечения экономической основы суверенитета Абхазии и объявляется, что все предприятия, организации, учреждения, партийные и иные объекты, находящиеся на территории Абхазии, становятся собственностью Республики Абхазия.

Еще один часто озвучиваемый аргумент в пользу передачи в собственность этого уникального объекта - утверждении о том, что, якобы, объект отдали в собственность РФ еще в 1995 г. при первом Президенте РА В. Г. Ардзинба. Однако этот аргумент не выдерживает никакой критики, поскольку объект был передан не в собственность, а в пользование с правом расторжения Соглашения по инициативе одной из сторон. В отличие от проекта Соглашения 2021 г. по документам 1995 г. государство РА несет ответственность за соблюдение законов РА на территории объекта, передаваемого в пользование. Интересующиеся могут сравнить статьи Соглашений от 1995 г. и от 2021 г. 

Часто можно услышать и напоминание о том, что в собственность передаются лишь здания и постройки. Понятно, что формально в собственность передаются здания, а земля, на которой они расположены, площадь которой равна 184 гектарам (!) передается в аренду на 49 лет. Однако ни для кого не секрет, что дача, огороженная капитальным забором, представляет собой нерасторжимое целое, единый объект, в который входят как постройки, так и особо ценная земля. Земля, на которой находится данная дача, характеризуется редким сочетанием климатических, географических, экологических факторов, главный из которых - расположение большей части реликтовой сосновой рощи - исключительный по своим рекреационным характеристикам природного заповедника. С уверенностью можно сказать, что эти сотни гектаров Пицундского побережья являются золотым фондом Абхазии, которые и по Конституции РА, и по закону об особо ценных землях являются неотчуждаемой собственностью абхазского народа.

Беспокойство вызывает и тот факт, что в проекте Соглашения речь идет не о даче с рекреационными функциями, а о создаваемом Подразделении, военный характер которого отражен в статьях документа. Нет никаких сомнений в том, что функционирование военизированного объекта на территории Пицунды со всеми вытекающими последствиями в виде охранных ограничений и запретов подорвет заслуженную репутацию Пицунды как уникального курорта, переродив его в режимный объект у стен охраняемого объекта ФСО. Возникает вопрос, просчитывали ли экономисты и финансисты, одобрившие данный проект, его негативные последствия для абхазского туризма и экономики в целом? Вызывает тревогу и то, что отмеченное в Соглашении право новых собственников на капитальное строительство на территории реликтовой рощи и в прилегающей к даче акватории сможет нанести ущерб этому ценному объекту природы.

Если говорить не только о рекреационном, но и о стратегическом значении передаваемого в собственность объекта, то необходимо в первую очередь отметить особые характеристики прилегающей к даче акватории. Пицундская бухта — одна из трёх крупнейших бухт Восточного Причерноморья. Глубина бухты в западной части, как раз у берега дачи (!) - свыше 50 м, что делает ее еще более ценной в стратегическом плане, поскольку по своему расположению и глубине бухта очень удобна для принятия больших кораблей. Это означает, что данное место является практически единственным после Сухума местом, где может быть построен порт. Важность этого факта с точки зрения безопасности трудно переоценить.                           

Нет необходимости перечислять все пункты Соглашения, вызвавшие недоумение тех, кто успел ознакомиться с текстом. Достаточно будет процитировать одну цитату из 22 статьи Соглашения:

«Абхазская сторона не предъявляет российской стороне претензий, касающихся возмещения ущерба, нанесенного юридическим или физическим лицам, недвижимому имуществу, природным ресурсам, культурным и историческим ценностям Абхазской стороны, за действия военнослужащих при исполнении служебных обязанностей.» Как представители абхазской власти могли согласиться на подобную формулировку, откровенно попирающую интересы абхазской стороны и права наших граждан?

Все вышесказанное свидетельствует о том, что согласие на превращение бывшей госдачи в военизированный объект ФСО является необоснованным решение, нарушающим законодательство РА, не учитывающим интересы нашего государства и негативные последствия в долгосрочном плане.

Возможно, найдутся любители увидеть в озабоченности по поводу проекта Соглашения недружественные настроения по отношению к нашему стратегическому партнеру - Российской Федерации. На самом же деле, для тог, чтобы оберегать и ценить тесные и доверительные взаимоотношения Абхазии с Россией, необходимо проявлять особую аккуратность в таком чувствительном вопросе, как передача государственного объекта в собственность ФСО РФ. Особенно, если речь идет о крупном объекте, расположенном на особо ценных землях.

Есть надежда на то, что актуализация данного вопроса поможет найти мудрое решение относительно судьбы дачи. Имея в виду особые целебные свойства микроклимата Пицундской дачи, созданного реликтовой сосновой рощей, близостью Черного моря и горным воздухом, поступающим из Бзыбского ущелья, представляется целесообразным и наиболее ответственным использовать данный, единственный в своем роде объект в качестве реабилитационного центра.  

Учитывая благотворные климатические особенности Пицунды и исключительную полезность воздуха сосновой рощи для больных легочными заболеваниями, граждане Абхазии могли бы обратиться к правительствам РФ и РА с просьбой рассмотреть возможность учреждения на территории бывшей госдачи в Пицунде Российско-абхазского Медицинско-санаторного Центра для восстановления здоровья российских и абхазских граждан, остро нуждающихся в реабилитации после перенесенного коронавирусного заболевания.

 

А это абзац из экспертнjq оценки, сделанной для Общественной палаты юристом Саидом ГЕЗЕРДАВА на аналогичную «дачную» тему, которая возникла еще в 2010 году. Касается f,pfw возможности безвозмездно передать недвижимое имущество одной страны другой:

 

передача имущественных комплексов (трех объектов недвижимости), принадлежащих Республике Абхазия в собственность Российской Федерации, включающих в себя движимое и недвижимое имущество (за исключением земельных участков, на которых они расположены). Это достаточно редкая в современной практике безвозмездная передача недвижимого имущества одного государства в собственность другого, с распространением на него режима экстратерриоториальности, в целях напрямую не связанных с дипломатическими отношениями (поскольку о таких целях использования  в проекте соглашения ничего не сказано). Как правило, под режим экстратерриториальности в международном праве подпадают лишь имущество (земля, здания и сооружения) дипломатических представительств, консульских учреждений иностранных государств, специальных миссий, представительств при международных организациях или делегаций в органах международных организаций или на международных конференциях (Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961г., Венская конвенция о консульских сношениях 1963г.).

Договор должен предусматривать условие об использовании объектов недвижимости  по его целевому назначению  и  недопустимости  сдачи  в  аренду или передачи третьей стороне.

 

Оцените материал
(2 голосов)
Последнее изменение Вторник, 13 июля 2021 21:32